Работа жизни

Городская клиническая больница им. В.В. Виноградова ДЗМ

Новости

14.05.2020

Работа жизни

Пожар в РУДН, трагедия на Дубровке, обрушение кровли Аквапарка, теракт в Домодедово… Приемное отделение ГКБ им. В.В. Виноградова пережило с москвичами немало трагедий. Теперь вот пандемия. И хотя наше знакомство с заведующим отделением Николаем Сергеевичем Чумериным началось с фразы «если про ковид – то это не к нам!», нам, конечно, нашлось, о чем поговорить.

Пациентов с внебольничной пневмонией и подозрением на коронавирус, которых привозят в больницу им. Виноградова, действительно на прямую принимает перепрофилированный 8 корпус. И плановые госпитализации по Москве отменены. Однако «скучать» Приемному отделению под руководством Чумерина, мягко говоря, не приходится. Нагрузка даже увеличилась. Во-первых, потому, что люди не перестали болеть обычными болезнями и получать травмы. Во-вторых, потому, что целый ряд многопрофильных больниц полностью переключены на войну с вирусом, а значит принять обычных больных физически не могут.

- Николай Сергеевич, как изменился – качественно и количественно - поток пациентов, который проходит сейчас через ваше Приемное отделение?

- Количественно поток немного сократился. В среду, например, мы за сутки 124 человека госпитализировали и еще 14 пациентам помощь была оказана амбулаторно, то есть от госпитализации люди отказались.  Таких сейчас стало больше - боятся инфекции, не хотят ложится в больницу. Получается за сутки почти 140 человек. Конечно, эти цифры меньше, чем мы показывали до наступления эпидемии. Все-таки порядка 40%, особенно в терапии, всегда были плановые госпитализации. В январе-феврале суточный прием составлял порядка 200 человек и больше, было даже 230. Так что сейчас поток уменьшился. А вот нагрузка многократно возросла. Потому что эти 150 человек – они ВСЕ экстренные. Это люди, которым нужно не просто документы оформить и в отделение поднять, а нужно срочно помогать, а то и жизнь спасать.

- Работу медиков сейчас многие сравнивают с настоящей войной, боями на передовой. Вы согласны?

- Ситуация, конечно, экстремальная, что и говорить. Но наше Приемное отделения за последние 20 лет видела и последствия терактов, и большие ЧП с массой пострадавших. У нас в коллективе есть медицинские сестры, которые работали здесь во время тех событий. В чем отличие – любая трагедия дает массированный наплыв пострадавших. Поступают десятки людей в критическом состоянии буквально в течение 1-2 часов – это очень тяжело выдержать. Сейчас все-таки поток так не сконцентрирован, люди поступают в течение всего дежурства.  Коллектив в отделении стабильный, очень опытный, так что работаем нормально. Хотя эпидемия прибавила нам, например, работы по обследованию на ковид. У каждого госпитализируемого обязательно берутся мазки из зева и носоглотки, а такой забор биоматериала проводится по определенному алгоритмы и требует времени. Плюс мы все должны фиксировать и отправлять полные данные в единую информационно-аналитическую систему ЕМИАС. Это важно и для общей статистики, и для каждого пациента - если результаты тестов не будут готовы к выписке, то люди смогут посмотреть их позже в личном кабинете.

- Эпидемии приходят и (хочется верить!), уходят. Вы работаете в экстренной травматологии уже очень давно и видели всякое. Изменилось ли в принципе работа с этой категорией пациентов?  

- Конечно изменилась, и очень серьезно. Когда я начинал работать, в травматологии оперировалась порядка 30% больных. Сейчас порядка 90%. Почти вся патология оперируется. Раньше люди могли на вытяжке лежать по 2-3 месяца или в гипсе находится.  А это и пролежни, и тромбы – особенно у пожилых людей, в общем огромное количество проблем, которые требовали потом тоже длительного лечения. Сейчас все хотят быстрее вернуться в строй. И больные хотят, и врачи, больница, да и государство в целом в этом заинтересовано. Поэтому сейчас основная работа с травматологическими больными – это максимально быстро подготовить пациента для оперативного лечения. Уже в Приемном по максимуму делаются необходимые анализы. С такими распространенными травмами, как перелом надколленника или локтевого отростка, пациенты вообще сразу из приемного поднимаются в операционную. При открытых переломах – тоже. Перелом стабилизируется аппаратом внешней фиксации, а при стабилизации заживление идет быстрее, меньше гнойных осложнений и риска развития остеомиелита.  

- Каких качеств прежде всего, на ваш взгляд, требует работа в Приемном отделении?

- Главное не пропустить экстренную ситуацию и быстро принять верное решение. При поступлении экстренность не всегда очевидна – надо уметь ее увидеть, понять. Для этого нужны знания, нужна выдержка, ты один на один с критической ситуацией. Потому случайные в медицине люди в Приемном отделении никогда не задерживаются, уходят.

- Николай Сергеевич, сейчас много говорят о том, что пандемия заставила общество вновь уважать труд врача, изменила отношение к медицине. Так ли это? 

- Сейчас – конечно. Сохранится ли это? Не знаю. Многое зависит от внутренней культуры каждого человека. Сейчас действительно отношение резко изменилось, и мы здесь это чувствуем - в общении и с пациентами, и с родственниками. Но спадет это напряжение и те, кто в приемном покое начинал скандалить, грубить врачу или медсестре, на телефон снимать потом с гадкими комментариями в соц. сети выкладывать…В общем, такие люди продолжат это все делать. Им никакая пандемия не поможет. Только видеокамеры (улыбается) Благо у нас в отделении запись со звуком ведется постоянно, так что мне, как завотделением, даже разбирательствами заниматься не нужно – просто на кнопку нажать, найти нужный отрезок записи, посмотреть. Или показать. А вообще люди в медицину ведь не за аплодисментами идут.

- А зачем?

- По призванию...


Возврат к списку